совместный проект

Институт Управления Социальными Процессами Государственного Университета — Высшей Школы Экономики

Факультет менеджмента Государственного университета — Высшей школы экономики

Программа поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС

Авторизация

Логин:

Пароль:

 

Интернет-конференции

Исследования социальной политики

Исследовательские организации

Аналитика и публицистика

Научные дискуссии

Исследования

Словарь терминов

Журналы

Книги

Каталог ссылок

Бизнес и общество

НКО в социальной политике

Деятельность

Интервью

Исследования

Спорные вопросы

Цифры и базы данных

Документы и комментарии

Изучаем зарубежный опыт

Каталог ссылок

Мониторинг государственной политики

Государственные институты социальной политики

Доклады

Комментарии и обзоры

Документы

Статистика

Каталог ссылок

Взаимодействие исследователей и НКО

Проекты

События

Деятельность в сфере здравоохранения

Деятельность в сфере жилищной политики

Деятельность в сфере образования

«У нас задача – дать ребенку жизнь».

Слабослышащие и глухие дети в общеобразовательной школе (г. Владимир)

Автор: Кузнецова-Моренко И.Б.

Материал посвящен кейс-стади инклюзивного и интегрированного образования слабослышащих и глухих детей в школе № 14 г. Владимира. Практика школы показывает успехи и преимущества инклюзивного обучения: повышение образовательного уровня детей в сравнении с учащимися коррекционной школы, повышение их адаптивных возможностей, развитие речи, но и значительные трудности, которые заключаются в методическом обеспечении, финансировании и идеологии в целом. Инициаторами обучения выступили родители детей-инвалидов и общественная организация. Переход от медицинской к социальной модели понимания инвалидности на уровне родителей, лиц, принимающих решения в области образования и широкой общественности, будет способствовать распространению этой практики, выработке единых стандартов обучения и финансирования подобных школ. Отказ от изоляцинистской идеологии приведет к выравниванию шансов детей с ограниченными возможностями и, в конечном счете - реализации права на жизнь в обществе.

Слабослышащие и глухие дети в средней общеобразовательной школе – явление редкое для России. Наиболее известными примерами такого обучения выступают три школы в Москве и одна в Архангельске. Необычная история владимирской школы началась в 1999 году, когда одновременно у нескольких родителей детей, которые от рождения не могут слышать, подошла пора определяться со школой. Медико-санитарная комиссия дала направление в специализированную школу-интернат, который располагается в г. Коврове Владимирской области. Родители решили пойти на риск, и попробовать сделать почти невозможное - отдать детей в общеобразовательную школу.

Прежде всего родители обратились в Ассоциация родителей детей-инвалидов г. Владимира «Свет». Команде энтузиастов предстояли консультации с московскими специалистами, осуществлявшими подобную практику, знакомство с мировой практикой через литературу. «Хорошо, что родительница одна…она грамотная, опытная  такая была, у нее у самой ребенок Виталик с нарушением слуха. И вот она поездила, в Москву съездила,  какого-то опыта набралась, книжек начиталась, и вот пришли они в 14 школу», - так, по словам, учителя сурдопедагога, и началось инклюзивное образование во Владимире. За методическое обеспечение нововведения взялись специалисты Владимирского государственного педагогического университета, городской методический центр и школьные педагоги, за сбор средств – АРДИ «Свет».

Административная и образовательная среда. Управление образования Владимира поддержало идею общественной организации. Площадкой для «эксперимента», так определили свою задачу инициаторы проекта, согласилась стать общеобразовательная школа с физкультурно-оздоровительным профилем № 14. Школа необычна тем, что там обучается много ребят из спортивной школы олимпийского резерва – там есть три спортивных зала, бассейн. В школе действуют 14 спортивных секций, 5 кружков и филиал музыкальной школы.

В сентябре 1999-2000 учебного года школа подготовила нормативно-правовые документы, регламентирующие работу по обучению слабослыщащих учеников: были внесены дополнения и изменения в «Устав школы», разработано «Положение об интегрированном классе обучения для слабослышащих детей», изменилось штатное расписание, разработан учебных план с учетом интеграции, составлена объяснительная записка к учебному классу.

Интеграция – специализированный класс для слабослышащих, выступает в школе как переходный этап к инклюзии - совместному обучению детей. Инклюзивное образование означает, что в процессе обучения необходимо учитывать потребности как детей, так и учителей, создавая особые условия и предоставляя поддержку, необходимые как ученику, так и учителям для достижения успеха. В основу инклюзивного образования положена идеология, которая исключает любую дискриминацию детей, которая обеспечивает равное отношение ко всем людям, но создаёт особые условия для детей, имеющих особые образовательные потребности. Законодательные основы инклюзии включают в себя Конституцию Российской Федерации, Закон Российской Федерации «Об образовании» от 12 июля 1992 г. № 3266-1, Протокол № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Конвенция о правах ребенка ООН и другие документы [1].

В школе введены четыре дополнительные ставки: учителя дефектолога (две ставки), сурдопедагога и логопеда. Система образования слабослышащих учеников строится по следующей схеме. Первые пять лет они обучаются в отдельных классах (начальное звено). Классы состоят из пяти-шести человек. Ограничения по количеству обучающихся закреплены законодательно. Занятия проводит учитель-дефектолог. Три раза в неделю по двадцать минут выделены для индивидуальных занятий по развитию слуха и речи с сурдопедагогом. Дети интегрированы во внеурочные мероприятия школы – конкурсы, концерты, экскурсии. Выделение специализированного класса на начальном этапе объясняется необходимостью привить навыки устной и письменной речи, которые отсутствуют у большинства учеников. Учебные классы оборудованы аппаратами Унитон, Глобус, занятия по речевой подготовке проводятся с использованием аппарата Соло-1.

За основу учебной программы первых пяти лет обучения была взята программа 2 вида обучения для слабослышащих и позднооглохших детей. Программа была существенно переработана: «Мы, изучив эту программу, поняли, что она нарушает права ребенка, ограничивает его  вообще во всем, в образовательном процессе. Т.е. он получает не в полном объеме программу. Почему он должен получать ее в каком-то усеченном виде? Естественно, мы пошли по пути расширения программного материала, подтянули к общеобразовательной школе», - отмечает учитель дефектолог-сурдопедагог. Занятия по большинству предметов проводятся по учебникам общеобразовательных школ. По предмету «Чтение» используется учебник для коррекционных школ, т.к. он написан более простым языком, что важно для ребенка, неуверенно чувствующего себя пока в речевой среде.

Педагоги признают, что одна из главнейших проблем – это нехватка специальных учебников. Сложно достать методическое обеспечение. Учителя сталкиваются с непростой задачей – адаптации общеобразовательных методик к слабослышащим детям и наоборот, используя методики для коррекционных школ, не снижать возможности для образовательного роста учащихся. В программе начального звена присутствуют все дисциплины этого уровня образовательной школы за исключением иностранного языка – эти часы выделяются на предмет «Развитие речи». Иностранный планируется ввести в качестве факультатива.

Появление слабослышащих учеников стало своеобразным испытанием для педагогического коллектива. Занятия по пониманию инвалидности и методике коммуникации со слабослышащими проводились с учителями и до реализации проекта, и в настоящее время. Многие учителя далеко не сразу признали право «новичков» на совместное обучение. Причина – стереотипы, окружающие нас, и неумение понять иной способ коммуникации, другую манеру речи и перестроить свое поведение. Поначалу были такие казусы, что учителя могли длительное время разговаривать с ребенком и не знать, что ученик не понял их монолога. «Просто перестройте свою психологию на этого ребенка. Даже если взять рядового учителя, и поместить в такие условия, где будут кандидаты и доктора наук – они будут на своем научном языке разговаривать, и он их тоже не поймет, тонкостей, о которых идет речь. Ему тоже приходится делать перевод на простой понятный язык. Также я им говорю – перестраивайте свою многогранную красивую со множественными словарными оборотами речь на простую естественную, с простыми предложениями», - делиться своим опытом учитель-дефектолог.

Не поворачиваться спиной, четко задавать вопросы, обращаясь к слабослышащему ребенку, четко формулировать вопросы, проверять рабочее состояние слуховых аппаратов, предоставлять широкий спектр возможностей для выполнения заданий (например, позволять отвечать письменно и пр.) – вот неполный перечень практик, которыми должен овладеть учитель, обучающий интегрированный класс.

Поскольку практика интегрированного обучения слабослыщащих не распространена, отсутствуют и курсы повышения квалификации, которые позволяли бы педагогам более эффективно работать с необычными учениками. Учителя не имеют возможности выезжать на стажировку в другие подобны школы, поездки на курсы повышения квалификации в Москву осуществлялись при совместном финансировании администрацией школы и АРДИ «Свет».

Появление возможностей для обучения слабослышащих и глухих детей потребовало дополнительного школьного финансирования. На сегодняшний день городское управление образования несет расходы по оплате труда по четырем дополнительным ставкам. Администрация школы признала, что для других учителей появление новых учащихся стало положительным моментом в связи с введением подушевого финансирования при одновременной тенденции сокращения количества учащихся, вызванного тенденциями уменьшения рождаемости. Остается признать в тоже время, что расходы покупку и текущий ремонт оборудования, ремонт классов, предусмотренных для слабослышащих и глухих учеников, приходится на благотворительные средства, привлеченные как школой, так и АРДИ «Свет».

Необычные ученики. На сегодняшний день в школе обучается двадцать один ученик с инвалидностью по слуху. Из них уже девять благополучно перешли в обычные классы. Индивидуальный подход к учащимся и интеграция во внеурочные мероприятия активизирует речевую практику, способствует ускорению речевого развития. Пять лет обучения в отдельных классов были настолько успешными, что дети уверенно чувствуют себя среди одноклассников, которые не испытывают проблем со слухом. Необычных учеников выдают крошечные слуховые аппараты, да и несколько иная манера речи. Многие активно занимаются в спортивных секциях школы. Ученик седьмого класса занял третье место на всероссийских соревнованиях по Греко-римской борьбе. Ученица пятого класса проявляет большие успехи, пока на местном уровне, в фигурном катании. Слабослышащие дети составляют специальный театральный коллектив – на его счету несколько побед на городских конкурсах.

Есть ученики, которые после начального звена не перешли в общие классы. Основные причины – позднее поступление в интегрированную школу, тяжесть поражения слуха. Для них созданы отдельные классы: в седьмом классе – два ребенка, в шестом – четыре, в пятом – четыре. Занятия проводят ученики-предметники, малая численность классов дает возможность для индивидуальных занятий. Один из учеников пришел в 14 школу из коррекционной школы-интерната. Умея читать и писать, он практически не понимал значений письменной речи, хотя в аттестате за седьмой класс стояли положительные оценки. Поскольку для его возраста не было специального класса, мальчика пометили в класс младше. За небольшой срок у мальчика уже произошли положительные изменения. Цель педагогов – научить его осознанно читать, осознанно говорить и осознанно писать.

В школе, осуществляющей интегрированное образование, по словам информантов, необходим психолог, который бы специализировался в работе с детьми с ограниченными возможностями и их родителями. Необходима работа с родителями по пониманию инвалидности, трансформация представлений о возможностях ребенка. Адаптация к школе, выбор профессии, взаимоотношения с сообществом – эти вопросы приходится им решать с наибольшей остротой.

«Все дети, двадцать один ребенок – это дети родителей, которые яростно борются за будущее своих детей, всеми силами» - существование владимирского «эксперимента» объясняется прежде родительской инициативой и настойчивостью. Дальнейшая судьба школы тоже во многом определяется тем, найдутся ли родители, готовые отойти от привычной логики интернатного обучения слабослышащих. Вопрос обучения в школе – это в большей степени не вопрос финансов (даже учебники здесь приобретаются в большей степени за счет школы или спонсоров), а вопрос понимания инвалидности. Социальная теория различает медицинский и социальный подходы к инвалидности. В медицинской модели инвалидам приписывается статус больных, которым необходима коррекция или изоляция. Социальная модель понимает инвалидность как стигму, следствие несправедливого устройства общества и подразумевает работу по общественной интеграции людей с ограниченными возможностями [2]. Именно медицинская модель зачастую превалирует в понимании родителями будущего своих детей: «Представляете – живет в каких-нибудь Вяземках или еще где-нибудь и вообще не получая никакой информации. И ребенка своего мало видит, и мало знает, и вообще не понимает, что у него за чудо-юдо родилось. Комиссия говорит в Ковров – значит, в Ковров. И когда, например, начинаешь говорить даже тем же специалистам в садике – ну что же вы делаете, подумайте о детях, с которыми вы работаете. Вы понимаете, что ребенок же этот не должен быть ограничен в своих возможностях. Они говорят: «Пусть едут в Ковров, там будет лучше, их там напоят, накормят, книжку дадут, ручку дадут»» (интервью с учителем дефектологом-сурдопедагогом). Медицинскую модель воспроизводят и специалисты медико-социальной комиссии, с недоверием относящиеся к эксперименту, нарушающим традиционные представления об обучении слабослыщащих. Неготовность отдать ребенка в общеобразовательную школу подпитывается и патерналистскими ожиданиями: «И эта категория родителей, выращенных нашим Советским Союзом – родители-потребители. Из поколение в поколение. Подобное порождает подобного. Они не привыкли бороться за своего ребенка, за свою жизнь. Они привыкли, что им все дают». По мнению учителей школы, большую роль играет и образование родителей: чаще всего по пути инклюзивного обучения идут родители с высшим образованием. Они активно интересуются обучением детей, изыскивают дополнительные возможности реабилитации. Большинство слабослыщащих детей не посещают группу продленного дня, а имеют возможность заниматься уроками и отдыхать в домашних условиях.

Практика владимирской школы показывает успехи и преимущества инклюзивного обучения, но и значительные трудности, которые заключаются в методическом обеспечении, финансировании и идеологии в целом. Переход от медицинской к социальной модели понимания инвалидности на уровне родителей, лиц, принимающих решения в области образования и широкой общественности, будет способствовать распространению этой практики, выработке единых стандартов обучения и финансирования подобных школ. Отказ от изоляцинистской идеологии приведет к выравниванию шансов детей с ограниченными возможностями и, в конечном счете - реализации права на жизнь в обществе.

Исследование проводилось в рамках проекта «Право на жизнь в обществе: механизмы образовательной интеграции детей-инвалидов» (рук. П. Романов, Центр социальной политики и гендерных исследований при поддержке Совета по международным исследованиям и обменам (АЙРЕКС), 2006-2007.

Литература

1. «На пути к инклюзивной школе». Пособие для учителей. РООН «Перспектива».

2. Романов П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. Политика инвалидности: Социальное гражданство инвалидов в современной России. – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2006.

 


Версия для печати

Цирульников Ефим Михайлович

Вопрос

Различаете ли Вы интегративное и инклюзивное образовение или рассматриваете эти определения как синонимы?

Ответить

Кузнецова-Моренко Ирина Борисовна

re: Вопрос

Да, различаю: интеграция предполагает обучение в общеобразовательной школе, но чаще всего в специально созданных классах в отличие от инклюзии, когда дети с инвалидностью обучаются в обычных классах. Во Владимире есть и отдельные классы для детей с особыми потребностями, и классы, где они обучаются вместе с остальными учениками.

Ответить

Обсуждение закрыто 18.6.2007 0:00. Всего комментариев: 1


mail@socpolitika.ru

Создание сайтаСтудия Fractalla

Партнеры портала:
Портал ГУ-ВШЭ
Сайт программы поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС
Агентство США по международному развитию (USAID)
LiveInternet Rambler's Top 100