совместный проект

Институт Управления Социальными Процессами Государственного Университета — Высшей Школы Экономики

Факультет менеджмента Государственного университета — Высшей школы экономики

Программа поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС

Авторизация

Логин:

Пароль:

 

Интернет-конференции

Исследования социальной политики

Исследовательские организации

Аналитика и публицистика

Научные дискуссии

Исследования

Словарь терминов

Журналы

Книги

Каталог ссылок

Бизнес и общество

НКО в социальной политике

Деятельность

Интервью

Исследования

Спорные вопросы

Цифры и базы данных

Документы и комментарии

Изучаем зарубежный опыт

Каталог ссылок

Мониторинг государственной политики

Государственные институты социальной политики

Доклады

Комментарии и обзоры

Документы

Статистика

Каталог ссылок

Взаимодействие исследователей и НКО

Проекты

События

Деятельность в сфере здравоохранения

Деятельность в сфере жилищной политики

Деятельность в сфере образования

Обучение на дому: плюсы и минусы

Материалы предоставлены И.Н. Зарубиной. Источник: «Проблемы социализации детей и молодежи с нарушением зрения» // Сборник статей / Составитель И. Н. Зарубина М.: Флинта, Наука, 2005.

Автор: Тихонов А.С.

До наступления школьного возраста мне оставалось еще года два, но заботливая мама уже начала готовиться к тому, чтобы дать своему ребенку полноценное образование. А поразмыслить было над чем. В то время на всю Архангельскую область (а территория оной превышает территорию Франции) существовало лишь одно учебное заведение для слепых и слабовидящих, где они могли получить элементарные навыки чтения и письма по системе Брайля, счета, а также неглубокие знания по предметам общеобразовательной школы. Это была не специальная школа-интернат с грамотно разработанной учебной программой, а скорее реабилитационный центр, в который обращались, как правило, люди, потерявшие зрение уже взрослыми. Незрячих детей, проживающих в Архангельске и области, старались отправить в специальные школы для слепых и слабовидящих детей. Почти все работники правления региональной организации ВОС упорно советовали направить туда и меня.

По ряду причин (большей частью медицинского характера) я так и не попал в специальную школу для слепых детей, и было принято решение о получении образования на дому.

«Знатоки» отговаривали нас: мол, надомная форма образования бессистемна и не может быть полноценной, мальчик не будет иметь общения со сверстниками и вырастет как в теплице под присмотром матери. Эти язвительные замечания прекратили поступать в наш адрес лишь тогда, когда мое скромное имя появилось в списках отличников (примерно в 7 классе) и не исчезало оттуда вплоть до получения серебряной медали.

Однако прошу читателей не обольщаться мыслью о высокой результативности надомного образования. На пути к таким достижениям препятствия появлялись одно за другим, а то и по несколько сразу.

В школе, которую заставили дать мне образование, никто никогда не сталкивался с незрячими учениками. Ни один из педагогов понятия не имел, как со мной общаться, по какой программе заниматься, в каком виде преподносить информацию, как проверять домашние задания и письменные контрольные работы... Многие преподаватели боялись приступить к нелегкому труду первопроходцев, переживали, справятся ли с поставленной задачей. Для облегчения их участи до 10 класса департамент образования выделял средства на оплату индивидуальных уроков тифлопедагога. В первый год обучения он-то и заменял всех школьных преподавателей. Тифлопедагог- учительница из того самого, единственного тогда в области, учебного заведения для слепых считала, что в ее обязанности входит научить своего подопечного читать и писать по брайлю, а остальная часть курса общеобразовательной школы мне не нужна - «не надо лишним голову забивать». Такой подход во многом определялся не нежеланием работать, а самой ее позицией по отношению к незрячим, жалостливым чувством к ним. Как многие, она была уверена, что незрячий способен лишь влачить жалкое существование, получая государственную пенсию и ожидая, когда смерть избавит его от земных мук. Наши уроки часто наполнялись совсем не учебным содержанием - простыми разговорами (хотя, конечно, это отчасти тоже было полезно для меня). На мой взгляд, такой настрой со стороны педагога абсолютно неприемлем. Я даже уверен, что необходимо устанавливать контроль, дабы педагоги с подобным мировоззрением не оказывали негативного влияния на учащихся, особенно в начальной школе, когда собственная жизненная позиция детей еще не сформировалась. Ни в коем случае нельзя жалеть незрячих учеников. Совершенно необходимо поставить дело так, чтобы незрячий на дому обучался по тем же школьным стандартам, что и его зрячие сверстники.

Осознание этого пришло лишь ко второму году моего обучения. Тогда-то моя мама и поставила вопрос о том, чтобы заниматься со мной приходили педагоги из обычной школы, а тифлопедагог стал помощником в проверке домашних заданий и письменных работ.

Это имело решающее значение. Наконец-то я понял, что значит настоящая учеба, что значит получать двойки за не выученный материал и идти в ногу с классом.

Учебный процесс на дому невозможно представить без активнейшего участия родителей. Им придется читать своему ребенку немало книг (брайлевские учебники имеются не по всем предметам) и контролировать буквально все. У каждого учителя свое отношение к работе. Встречались и такие представители этой уважаемой мною профессии, которые не очень-то хотели даже раз в неделю ходить к какому-то слепому после утомительных уроков в школе. Поэтому родителям необходимо проверять, все ли уроки проведены, нет ли каких-то «дыр» в знаниях ученика. Видя активность родителей и их желание помочь, учителя, скорее всего, сами начнут работать с большим энтузиазмом и самостоятельно искать выходы из создающихся непростых ситуаций. Часто бывало так, что преподаватель, проникнувшись сутью проблемы, предлагал весьма оригинальное и разумное ее решение, облегчающее положение и мое, и его, и мамино. Только тесное сотрудничество может привести к высоким результатам.

При надомной форме получения образования существует еще одна достаточно серьезная проблема - отсутствие контакта с одноклассниками. К счастью, у меня была альтернатива. Я учился в двух музыкальных школах, поэтому недостатка в общении у меня лично не было.

По инициативе одной замечательной учительницы я в третьем классе впервые попал на школьный праздник. Это была моя вторая встреча с одноклассниками. Ребята, почти все, воспринимали меня достаточно спокойно благодаря тому, что преподаватели, знавшие меня, не раз беседовали с ними. Во время бесед они объясняли, что слепота не представляет из себя ничего особенного, что слепые такие же люди. Ребятам рассказывали о моих успехах в учебе, о том, что у меня получается лучше, чем у них, а что – хуже. Многие преподаватели также рассказывали и мне, что происходит в классе, и поэтому я знал почти всех одноклассников по именам, хотя лично не был с ними знаком.

Думаю, что такой вид работы необходим. Несмотря на то, что я редко виделся с одноклассниками мы многое знали друг о друге. Это способствовало нашему быстрому сближению. Налаживанию контактов помогло и мое умение играть на двух инструментах. Вообще, очень важно обладать широким кругозором, чтобы уметь поддержать разговор на любую тему - в этом случае общение будет иметь гораздо меньше преград.

Надо отметить еще один очень важный, на мой взгляд, элемент надомного образования. Это выражение своей благодарности учителям. Всегда необходимо благодарить старательных педагогов. Простое «спасибо» за то, что им в любую погоду приходилось ходить к тебе - тоже своего рода награда. А букет цветов ко Дню учителя, небольшой подарок к Рождеству совершенно необходимы. Важно ценить труд тех, кто не только приходит к ученику на оплачиваемые 45 минут, но и дарит ему часть самого себя.

При надомном образовании есть проблема следующего свойства. Дело в том, что наше щедрое государство выделяет очень мало уроков для учеников, находящихся на надомном обучении. В старших классах количество предметов оказалось гораздо больше, чем количество уроков. Для того, чтобы более тщательно изучать предметы, которые необходимо сдавать при поступлении в вуз, приходилось писать заявления, прося выделить хоть несколько дополнительных уроков. Занятия по предметам «второстепенной важности» проходили раз в две недели (большего не позволяло количество оплачиваемых уроков). В связи с таким положением дел учитель вынужден задавать на дом разбор нового материала. Во время прихода учителя времени хватает только на то, чтобы внести ясность в моменты, оставшиеся темными пятнами в сознании после самостоятельного изучения материала, а также на то, чтобы проверить выполнение домашних заданий и объяснить, что нужно разобрать к следующему уроку. Такая работа требует от ученика большого усердия, высокой степени ответственности и сознательности. Все эти качества воспитываются на основе понимания того, что учеба нужна в первую очередь тебе самому. С одной стороны, такое обучение заставляет ученика работать на дому в несколько раз интенсивнее, чем его одноклассники в школе. С другой стороны, это очень полезно: имея навык самостоятельно, быстро и качественно вникать в новый материал, можно смело задумываться о поступлении в вуз.

Неумение работать в группе - еще один огромный минус надомной формы обучения. Общаясь все годы с педагогом один на один, ученик и понятия не имеет о том, что в классе все происходит абсолютно по-другому. Конечно, хорошо, что пришедший на дом преподаватель отдает все внимание лишь тебе, а ты можешь задать ему все вопросы, интересующие тебя, и при этом нет других учеников, которые торопили бы вас и мешали. Однако при попадании в условия класса или группу возникают комплексы, на преодоление которых приходится тратить немало сил и энергии. После надомного обучения, когда все внимание уделялось только тебе, даже задать вопрос преподавателю - проблема. Ведь теперь вокруг - множество учеников или студентов, желающих пообщаться с учителем. Поначалу это заставляет испытывать чувство дискомфорта. Как подойти, как определить, где находится преподаватель, есть ли он вообще в аудитории? - всему этому необходимо учиться, ко всему этому привыкать.

К сожалению, во время домашних занятий не вырабатывается навык выступления перед коллективом с докладом. Мой собственный горький опыт показывает, что этот фактор весьма важен.

Знания особенно дороги, если добыты с большим трудом при самостоятельном изучении, причем курс средней школы должен быть пройден весь, без каких-либо сокращений. Да, трудно объяснить без наглядного пособия строение ДНК или РНК, нелегко представить себе все фигуры стереометрии, непросто понять структуры кристаллических решеток. Однако этого требует стандарт. Пройдя такой курс обучения, можно считать себя человеком, действительно имеющим знания. Отмечу, что при надомной форме обучения у учителя больше возможностей найти индивидуальный подход к ученику и с наилучшим результатом проводить занятия. Во время уроков на дому нет тех отвлекающих факторов, коих так много в школьном кабинете. Учителя говорили, что у меня на уроках они отдыхают.

Важно, чтобы с незрячим занимались те же преподаватели, что и с обычными детьми. Это способствует тому, что у слепого ученика развивается то же восприятие мира, что и у обычных детей. Ведь жить придется не среди тифлопедагогов, инструкторов по ориентированию и себе подобных незрячих.

Еще одно важное достоинство домашнего обучения заключается в том, что при распределении скудного количества уроков можно уделить большее внимание наиболее важным предметам, которые нужно сдавать на выпускных или вступительных экзаменах.

Хотелось бы сказать несколько слов о совместном обучении (или, пользуясь модными словами, интегрированном и инклюзивном). Я считаю, целесообразно разработать следующую схему. В начальных классах незрячий учащийся занимается на дому. Он приобретает навыки письма и чтения по брайлю, основы математики, русского языка и других предметов. При этом необходимо читать ему как можно больше книг, приучать слушать полезные передачи. Все это будет способствовать расширению кругозора, который позволит в краткие сроки найти контакт с любым человеком. Постоянно нужно готовить ученика к тому, что вскоре он будет заниматься в классе. В школе учителям тоже требуется проводить соответствующую работу, объясняя классу, что это за существо такое - незрячий. Они должны как можно больше рассказывать, что их одноклассник ничем не обличается от всех остальных.

Примерно в пятом классе можно начинать совместное обучение. Думаю, что на устных предметах вообще проблем не будет. А чтобы было легче с остальными предметами, необходимо выделить уроки для дополнительных индивидуальных занятий и с тифлопедагогом (если он нужен), и со школьными преподавателями. Если незрячий умеет обращаться с обычной пишущей машинкой или с компьютером, то тифлопедагог, в принципе, уже даже и не нужен в старших классах.

Я слышал об одной трагической истории. Незрячую девочку определили в обычную школу с первого класса. Отношения со сверстниками сложились таким образом, что она получила сильнейшую психологическую травму. Чтобы избежать подобного развития событий, важно готовить и незрячего, и класс к совместному обучению.

Думаю, что незрячий, пройдя такой курс обучения, благодаря полученному опыту избежит многих проблем адаптации при дальнейшем обучении в Вузе. Можно будет заниматься уже непосредственно учебой, а не искать способы, как учиться.


Версия для печати

mail@socpolitika.ru

Создание сайтаСтудия Fractalla

Партнеры портала:
Портал ГУ-ВШЭ
Сайт программы поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС
Агентство США по международному развитию (USAID)
LiveInternet Rambler's Top 100